?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Нет слов, одни нецензурные выражения. Рассказ ниже: 

Виктор Денисенко                      www.slon.ru/blogs/denisenko/post/241773/


Как мне удалось не сесть на 8 лет
Помогла общественность, журналисты и депутаты, а не правоохранительная система, прямая обязанность которой - защищать от беззакония 
 
В понедельник 18 января федеральный судья таганрогского городского суда Баштовой Дмитрий Петрович оправдал меня в связи с отсутствием состава преступления. Уголовное дело было сфабриковано работниками таганрогского ОБЭП с целью получения материальной выгоды и со всей очевидностью не содержало состава преступления, подробнее см. здесь, здесь и в блоге Яны Яковлевой.

Конституция РФ мешает бизнесу правоохранительной системы

В статье 49 Конституции РФ записано: «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность» и «Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого». Как красиво написано, и как откровенно эта статья попирается работниками нашей правоохранительной системы.  

Ниже хочу рассказать, какие колоссальные усилия пришлось предпринять мне, чтобы избежать 8 лет тюрьмы по полностью  сфабрикованному делу. В правовом государстве в тюрьме должен был бы сидеть не я, а работники ОБЭП и городской прокуратуры, которые использовали, по моему мнению, служебный подлог, давление на свидетелей, превышение должностных полномочий, пренебрежение УПК – только потому, что я не стал с ними «делиться». Там должны находиться также некоторые чиновники Ростехрегулирования, которые дали ложные свидетельские показания. Почему милиционеры ведут себя, как бандиты? Мои объяснения этого феномена современной России смотрите в моем блоге.

Как я доказывал свою невиновность

Как только оперуполномоченный ОБЭПа сказал, что собирается завести уголовное дело, я сразу же написал ему очень подробное объяснение, что я действую строго в соответствии с законом. Я понимал, что работникам ОБЭПа и следственного управления законы читать некогда, но до какой степени они безграмотны, я даже представить себе не мог. В конце концов, именно мои объяснения легли в основу оправдательного приговора. Но для этого мне пришлось 1 год и 3 месяца доказывать свою невиновность. За это время руководимое мною предприятие потеряло несколько миллионов рублей, а государство могло лишиться инновационного предприятия – одного из тех, о необходимости которых постоянно говорит президент.  

Сначала я не верил, что уголовное дело могут вообще открыть и даже не нанимал адвоката. Первым делом я пошел к прокурору города с жалобой на то, что меня преследуют незаконно. Не помогло. Затем я пошел к мэру города – бесполезно. Пошел в торгово-промышленную палату. Там сказали, что если не заплатить, то уголовное дело все равно откроют. Кстати, так и получилось – уголовное дело открыли, и когда опер ОБЭПа приносил повестку на допрос, он сказал «Надо было немного поделиться, и ничего этого не было бы».  

Я пытался «найти правду» в государственных органах

После этого я написал массу писем: в Генеральную прокуратуру, в Минпромторг, в Министерство юстиции, в Ростехрегулирование, в приемную президента, трем депутатам Госдумы. Я не мог понять – как такое может быть: в государстве, которое провозглашается правовым, могут завести уголовное дело ни за что, просто потому, что ОБЭПу нужно выполнять план по уголовным делам или кому-то хочется получить звездочку на погоны. Тогда я еще не знал, что у милиции есть свой «бизнес» – посадки в тюрьму невиновных людей. Это я понял позже, а после выступлений майора Дымовского мои сомнения развеялись окончательно.
 
Моисей Гельман и «Промышленные ведомости»

Первым из крупных событий было мое письмо редактору общероссийской экспертной газеты «Промышленные ведомости» Гельману М.М. Эксперт Моисей Гельман является автором 6 книг и 80 изобретений, привык глубоко вникать в суть любой проблемы и поэтому сразу понял, в чем дело. Публикация в газете, которую читают в органах власти, развеяла надежду таганрогских «правоохранителей» на то, что их противозаконные деяния останутся никем незамеченными. И действительно, дело получило общественный резонанс.

Григорий Элькин разъяснил милиционерам, как понимать закон

Статью в «Промышленных ведомостях» прочел руководитель Ростехрегулирования Григорий Элькин и сам позвонил мне, чтобы уточнить «из первых уст», в чем проблема. Проблема была в том, что следователи ОБЭП, хотя читать и умеют, но понять, что же написано в законах, к сожалению, не способны. Поэтому мне пришлось просить руководителя Ростехрегулирования дать разъяснение федерального закона таганрогским следователям. Однако они не смогли понять даже внятно написанного разъяснения и продолжали плодить страницы уголовного дела. Правда, как говорили мои адвокаты, следователи не такие глупые, как мне казалось: они просто хотят меня запугать, ждут, когда у меня сдадут нервы и я подпишу явку с повинной. И действительно, так и произошло. Следователи сначала добавили мне 174-ю статью (легализация), то есть  мне грозило уже не 4 года, а 8 лет тюрьмы, а потом сказали: «Напиши явку с повинной – мы за это 174 статью снимем, выпишем штраф 100 000 руб. и дело закроем».  

Мне позвонила Яна Яковлева, председатель НП «Бизнес Солидарность»

Следующий этап начался после того, как Яна Яковлева прочла статью Моисея Гельмана и позвонила мне. Благодаря ей появились статьи о моем деле на «Слоне», сайте «Бизнес-Солидарности», в журнале «Forbes», видеоинтервью на сайте «Гражданская платформа» и на многих сайтах новостей. Благодаря Яне я смог встретиться 17 ноября с депутатами Госдумы Михаилом Гришанковым, Андреем Назаровым, Владимиром Васильевым и выступить в ЦСКП партии «Единая Россия» на «круглом столе», при обсуждении 174-й статьи УК РФ.  

Михаил Гришанков, зампредседателя думского комитета по безопасности: «Я был в шоке»


Михаил Гришанков описал ситуацию так:  «... в силу искаженности знаний, понимания  того, как живет страна, правоохранительная система начинает воевать со здоровым предпринимательским обществом. Я когда узнал эту историю, я ознакомился с ней в интернете, я был в шоке». Гришанков передал в Генеральную прокуратуру мое заявление о возбуждении уголовного дела в отношении двух милиционеров и зам. прокурора, которые пытались, но не смогли меня посадить. Интересно, сядут ли они? Ведь они не только нарушили закон, статью 299 УК «Привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного», но и действовали откровенно вопреки интересам государства, правительства, президента!  

Андрей Назаров, зампредседателя комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству: «Случай вопиющий»

22 декабря 2009 года в Государственной Думе состоялись парламентские слушания. С докладом выступил Андрей Назаров, который проанализировал сложившуюся вокруг меня ситуацию и сказал: «Случай вопиющий. Но он – не исключение. Таких примеров найдется не один десяток. И не случайно они становятся причиной общественных дискуссий. И не случайно депутатский корпус считает своим долгом на эту дискуссию реагировать».

Как протекал судебный процесс

Было 9 заседаний суда, с сентября 2009 года по январь 2010-го. Заседания были короткими, длились 5–10 минут. Судья хотел соблюсти все формальности, чтобы у областного суда не было оснований вернуть дело на повторное рассмотрение, а прокуратура умышленно затягивала дело, чтобы выполнить план на 2009 год по делам в особо крупных размерах. Во время суда ни один из 14 «свидетелей обвинения» не дал показания против меня, потому что свидетельские показания, положенные в основу уголовного дела, были получены с нарушением УПК и под давлением. А в зале суда никто из свидетелей не стал врать ради прихоти милиционеров, потерявших всякие ориентиры в границах творимого ими беспредела.

«Говори так, чтобы тебя нельзя было не понять» (Квинтилиан)

Очень важную роль в моем деле сыграло то, что я следовал этому изречению Квинтилиана. Множество написанных статей, дискуссии, детальное изучение законодательства позволили предоставить судье материал в таком виде, в таком количестве и в такой форме, что сомнений в моей правоте у федерального судьи Дмитрия Петровича Баштового не осталось ни капли. К сожалению, адвокаты практически никакой помощи не оказали. Оплата адвоката не зависит от исхода дела. Поэтому для них самая выгодная позиция – набрать массу подзащитных и ничего не делать. Доказывать свою невиновность пришлось самому. Адвокаты были нужны только как консультанты по процедурным вопросам и для передачи ходатайств судье.  

Государственный обвинитель отказался поддерживать обвинение

Поняв, что дело «высосано из пальца», государственный обвинитель отказался поддерживать обвинение. Тогда прокуратура заменила его на зампрокурора города Плюшкина, который показал на суде поразительную безграмотность. Так, во время суда он пытался доказать, что я «знал, что приложение к лицензии нужно», вместо того, чтобы доказывать, что оно требуется законом. И этот человек занимает должность заместителя прокурора города!

На заключительном заседании зампрокурора Плюшкин сказал, что в вопросе запутались даже работники Ростехрегулирования, которые выдают лицензии. Но о том, что «неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого», он напрочь забыл и попросил у суда для меня 4,5 года лишения свободы, зная при этом, что за 9 заседаний суда никто не произнес ни одного высказывания, подтверждавшего мою вину. Предмета спора не было. Все было предельно ясно. Глядя на такое безнравственное поведение, даешься диву: неужели так может вести себя человек, принявший присягу прокурора: «Посвящая себя служению Закону, торжественно клянусь ... свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, ... непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, ... активно защищать интересы личности, ... соблюдать объективность и справедливость при решении судеб людей, ... сознаю, что нарушение Присяги несовместимо с дальнейшим пребыванием в органах прокуратуры»?  

Итак, от мэра города до парламентских слушаний в Государственной думе – вот путь, который пришлось мне пройти, чтобы сейчас работать, а не сидеть 8 лет на зоне. Характерно, что помогла мне общественность, журналисты и депутаты, а не правоохранительная система, прямая обязанность которой – защищать меня от беззакония.  

Как вы думаете, где бы я сейчас был, если бы верил в то, что «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность»?

Profile

oves75
Ястребов Владимир

Latest Month

December 2011
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars